Лидия Ястребова / Биография

ЛИДИЯ ЯСТРЕБОВА
Краткая биография
Лидия Александровна Ястребова (урожд. Кудрявцева) родилась в Харбине в 1922 г. в семье инженера А.М. Кудрявцева. Тихая скромная девочка и ее «сорви-голова» сестра Елена с детства любили рисовать. Они могли часами сидеть за своим столиком. Подметив эту склонность, отец стал покупать им хорошего качества цветные карандаши и бумагу. После того, как родители взяли девочек в Железнодорожное Собрание на оперу «Русалка», сестры «заболели» балетом. Интересный факт: хореографом балетных сцен в опере была Елизавета Васильевна Квятковская (бывшая балерина российских императорских театров) и в последующие годы она стала преподавательницей балета Лидии и Елены. Отец прекрасно играл на рояле и был их первым учителем музыки. Сёстры часто засыпали под тихие звуки «Лунной сонаты», доносившиеся из гостиной.
В дошкольные годы сестёр посещали гyвернантки: мисс Купер (английский язык) и мадмуазель Южени (французский). Были игры, песенки и стишки.
Когда Лидия и Елена уже ходили в школу, отец узнал о существовании прекрасного учителя рисования, старого русского художника-академика Павла Васильевича Николина-Теплякова и пригласил его давать дочерям уроки. В те годы ему было уже 74 года. В своё время он окончил не только Петербургскую Академию художеств, но также специальные трёхгодичные курсы для учителей рисования. Он лично знал больших художников того времени: Репина, профессора Чистякова, К. Маковского, Куинджи, Шаховского и многих других. Во время уроков он обычно ходил взад-вперёд по комнате и очень интересно рассказывал о занятиях в Академии и разных случаях из жизни великих русских живописцев. У Павла Васильевича был талант портретиста. Этот талант проявился у Лидии очень рано. Она нарисовала карандашом портрет самого учителя, без особого труда достигнув полного сходства. Как она была горда и счастлива, когда Павел Васильевич взял этот портрет домой, чтобы показать его своим родным и знакомым! Этот портрет Лидия хранила всю жизнь.
В конце З0-х годов политическая обстановка в мире усложнялась и в Харбине тоже назревали перемены, и не в лучшую сторону. На семейном совете решено было переехать в Дайрен, свободный незамерзающий порт на Желтом море, связанный регулярным пароходным сообщением с Циндао и Шанхаем. Это был японский город с маленькой русской колонией, иностранными фирмами и американской средней школой, которой руководили католические монашки. Город-курорт с великолепными пляжами, с озером в центре, обсаженный вдоль главных дорог акациями, и весной утопавший в розовых облаках цветущей японской вишни-сакуры, он привлекал много дачников из Шанхая и Харбина. Пришлось заняться изучением японского языка.
Во время войны связь с Харбином прервалась и восстановилась только после оккупации Маньчжурии советской армией в августе 1945 года. Целая масса харбинцев стала перебираться в Дайрен, получившей своё прежнее название - Дальний. Жизнь забила ключом, открылось много новых учреждений. В военную комендатуру, на почту, в энергетическое управление - везде требовались переводчики. Особенно много приехало молодёжи. Все быстро устроились на работу.
Лидия с детства любила фотографировать своим первым фотоаппаратом ¬коробочкой и ее интересовал процесс печатания карточек - волшебного появления лиц на бумаге, плавающей в растворе проявителя. Этим часто занимался отец и Лидия, с замирающим сердцем, запиралась с ним в темной комнате. В Дайрене Лидия познакомилась с очень известным ещё по Харбину прекрасным фотографом В.Н. Константиновым, чьи снимки отличались высокой художественностью. Она стала брать у него уроки ретуши, что давалось ей легко - сказалась школа Павла Васильевича. Очень довольный своей ученицей, Виктор Николаевич предложил обучить её всему остальному - профессиональной съёмке, печатанию и раскраске фотографий. Лидия с радостью согласилась. Благодаря своим исключительным способностям, всё это она постигла очень быстро.
Таким образом определилась основная профессия ее жизни - она стала профессиональным фотографом-портретистом.
В 1949 году вышла замуж за харбинского скрипача Николая Глубокова и родила дочку Людмилу. Хорошо иметь маму-фотографа! Сколько прекрасных снимков напоминают о детских годах! Сколько воспоминаний!
В 1956 Г., после долгого ожидания, вся семья получила разрешение на выезд от китайских коммунистов, и в феврале 1957 г. выехала в Австралию, в г. Сидней.
Здесь фотографические знания очень пригодились Лидии. Некоторое время она работала ретушером на три большие городские фотостудии, потом стала понемногу находить время, чтобы снимать дома. Профессиональный аппарат и увеличитель она привезла с собой из Дайрена. В то время не было цветной фотографии и приходилось раскрашивать вручную, растирая масляные краски ваткой, накрученной на тонкую палочку. Черно-белые снимки предварительно нужно было «коричневить» В специальном химическом растворе, Т.К. без этого они окраску не принимали - просто становились бурыми и грязно-серыми. Будучи художницей, Лидия раскрашивала замечательно и ее портреты неизменно вызывали восхищение клиентов, которых становилось всё больше и больше. Лидия оставила работу в других студиях и открыла свою. Отпускали ее с большим сожалением, т.к. очень ценили ее знания, опыт и художественный талант.
Это были годы наплыва русских из Китая. Вскоре об ее студии узнали в других городах Австралии и многие специально приезжали в Сидней, чтобы сняться у нее на портрет. Работала Лидия 7 дней в неделю до позднего вечера. Она не могла пользоваться отдыхом даже по воскресеньям, т.к. именно в воскресенье снималось большинство русских свадеб. Конечно, она уставала, но в результате, подкопив денег, она купила дом именно в том районе, о котором мечтала - Стратфилде, недалеко от православного Собора и Русского клуба. Это было идеальное место для ее студии. Стратфилд считался «русским» центром. Места в доме было много и Лидия оборудовала себе лабораторию и «тёмную комнату».
Когда у нее появилась возможность взять помощницу, стало больше свободного времени. Подрастающая дочь и пожилые родители требовали внимания. Семейная жизнь складывалась трудно и с мужем она разошлась. Годы бежали, дочь вышла замуж, родители скончались один за другим в 1970 году.
Чтобы развеяться, Лидия приняла приглашение от родной тёти прилететь в Париж, что она и осуществила в 1971 году. Было интересно повидать родных, о которых знала только по письмам. Вместе с двоюродной сестрой осмотрела «Столицу мира», также побывала с ней во Флоренции и других городах Италии. Из Парижа взяла тур в Советский Союз вместе с французской группой, в которой, очень кстати, оказалась русская парижанка. В Москве таможенник очень долго и с удивлением рассматривал паспорт Лидии: имя и фамилия русские, родилась в Китае, проживает в Австралии, прилетела из Франции. Что за чудеса? Третьяковская галерея и особенно Русский Музей произвели на Лидию неизгладимое впечатление. По ее словам, они были ближе ей, понятнее и роднее, чем Лувр. Домой из Парижа она летела через Америку, навестив в Калифорнии многих своих подружек по Харбину и Дайрену.
Появление цветной фотографии произвело значительные изменения в фотографической работе Лидии. Можно было отдавать готовые негативы в фотолаборатории, где их печатали автоматически, в массовом порядке. Но результаты Лидию не удовлетворяли. Пришлось научиться печатать самой. С помощью своего второго мужа, инженера Михаила Ястребова, она приобрела специальное оборудование для так называемого hand printing (ручного печатания), когда вместо автоматического подбора цвета нужно самой достигать желаемого результата путём изменения фильтров. Всех трудностей такого печатания даже описать невозможно, но результаты получались замечательные. По настоянию своего энергичного мужа, Лидия стала членом Института Австралийских Фотографов и стала посещать регулярные собрания. Там она узнала много интересного о новых технических приёмах, о специальных красках для позитивной ретуши, о покрытии под горячим прессом готовых портретов особой пластикой, которую можно мыть. Всё это очень помогло ей в работе.
Михаил Ястребов был разносторонне образованным человеком, писал и читал в Общустве Русских Инженеров интереснейшие доклады. Вместе с ним Лидия совершила путешествия в Канаду, Америку, Сов. Союз и, конечно, по Австралии. Поощряемая мужем, Лидия стала выступать с юмористическими стихами на инженерных встречах с большим успехом. Затем стала пробовать свои силы в прозе. Ее писательский талант с годами проявлялся все сильнее, и в последующие годы она издала много увлекательных романов, рассказов, фельетонов, воспоминаний и сборник стихов. Ее интересные статьи, очерки и интервью год за годом обогащали местный русский журнал «Австралиада». После смерти мужа она стала заниматься портретной живописью. Ее прекрасные портреты украшают стены многих домов и являются гордостью тех, кто позировал ей. Лидия писала не только портреты, но и великолепные пейзажы, а также рисовала карандашом и пастелью. Она любила животных и они получались у нее, как живые. Хотелось погладить очаровательных котят с выразительными блестящими глазками.
Идея организовать общество русских художников в Сиднее зародилась на выставке работ художницы Александры А. Азовцевой в 1992 году. Первое заседание состоялось 2 августа того года. В состав инициативной группы вошли художницы Ия Глебова, Лидия Ястребова и Лика Груздева. Вскоре в состав группы вошли и другие художники, в том числе и сама А. Азовцева. Председателем была избрана Ия Глебова, секретарём Лидия Ястребова. Русское Благотворительное О-во предоставило художникам пустующий в то время дом рядом с Собором. Там художники собирались раз в неделю и писали портреты с натуры. Недостатка в натурщиках не было - позировали охотно. В этом же доме устраивались выставки картин, в которых принимали участие не только известные русские художники, но и те, кого публика еще не знала, а также молодёжь, желающая пробовать свои силы в искусстве. Выставки о-в а пользовались большим успехом.
Лидия обладала мягким, уживчивым характером и всю свою жизнь была окружена друзьями и поклонниками ее многих талантов. Умная, тактичная, трудолюбивая и очень добрая, она много помощи и содействия оказывала тем, кто в этом нуждался. И при всём этом она была исключительно скромным человеком.
В заключение, с великой скорбью должна написать, что эта совершенно здоровая, активная, полная интересов и планов женщина ушла из жизни 18 августа 2004 года от агрессивной лимфомы, проболев всего 4 с половиной месяца.
Вся семья (дочь, внуки, правнуки, сестра и родственники) до сих пор не могут примириться с этой тяжелой утратой.
Ее великолепные картины глядят со стен и вызывают восхищение ее талантом и ею самой, подарившей столько радости людям.
Составила Е.А. ЯКУБОВА 12 Сентября 2006.
Сидней, Австралия

(c) 2010-2017 ausrusart.com
Создание сайта: WebDecisions